четверг, 3 августа 2017 г.

Отчет координатора по самой долгой эвакуации.


Отчет координатора по самой долгой эвакуации.

Отчет по поиску Русинова А. Л.
Для меня поиск начался рано утром, 1 августа.
Все, что знал до момента приезда на место – что лес непростой, пространство не особо большое, телефон у потеряшки высажен в первые часы. Что двое суток идет работа, что на навиках есть треки (к сожалению, компа на месте не было). Начиналось все, как обычный, простой поиск. 



Приняв смену, отправил единственную группу в лес, слил имеющиеся треки в комп и принялся смотреть карту.
В треках было две приметные вещи – очень низкая скорость групп и очень недалекие заходы в лес.
Вернулась первая группа, про состояние леса толком ничего не рассказала – задача у них была по тропам.
Начал подтягиваться народ, ЛАшники, родственники, друзья потеряшки. Командир местной части выделил 4 солдат.
Приехал лесник, взял задачу и ушел в лес на ближайшие 6 часов. Забегая вперед, скажу, что задачу он закрыл очень качественно и хорошо.
Приехали ПСО-8, взяли задачу, ушли в лес. С учетом отсутствия рядом других аварийно-спасательных формирований, задача у них была максимально близко к краю леса. Несколько раз выходили на небольшой перерыв. И снова хорошо закрытая задача.
Пошли группы ЛА. Белый Клык плюс солдат, Медведев плюс солдат, Ливия плюс два солдата, Фраг плюс родственники.
Народу все прибавлялось.
Начало заканчиваться оборудование.
Приехали кинологи из ПСО-22, почти сразу ушедшие в лес.
Начали выходить первые группы. Все сходились в одном – кошмарные буреломы, идти почти невозможно. Треки полностью подтверждали сказанное.
К середине дня приехало пять человек из РосСоюзСпаса.
Около 16 часов первая значительная новость – обнаружена лёжка, предположительно нашего потеряшки.
Три группы уходят чесать лес вокруг.
Около 16:30 группа Ливии передает, что находясь на верхней точке бурелома, они слышат с юго-востока что-то похожее на отклик, но двигаться в ту сторону не могут, так как предположительное удаление от точки отклика более пятисот метров, что займет не менее 1,5-2 часов, а солдат надо было сдать не позже 14 часов.
Группа Медведев плюс сын потеряшки получают задачу проверить квадрат H21-I22.
Приезжает Шерман.
Около 19 часов, Медведев выходит на связь и передает, что Александр Леонидович найден в середине квадрата, в сильном ознобе, обезвоженный, но живой.
По карте понимаю, что заход со стороны Молзино короче на километр, формирую группу эвакуации и в две машины едем.
От Молзино удается проехать немного, метров 300-500.
Вчетвером, с укладкой первой помощи и жесткими носилками выдвигаемся в сторону потеряшки.
Примерно в этот момент в первый и в последний раз дает о себе знать полиция, позвонив и уточнив, куда повезут БВП.
Придя на место, понимаю, что эвакуация обычными средствами невозможна и что надо либо пропиливать в буреломе все 1200 метров, либо пытаться организовать авиаэвакуацию.
Звоню в ПСО «Ангел». У них нет техники, подготовленной для подобных мероприятий.
Один из друзей потеряшки, шедший с нами, предлагает связаться с МЧС. Какое-то количество звонков. Авиаотряд сообщает, что они готовы, но нужна команда сверху. Пытаемся организовать команду сверху. В результате долго слушаем о том, как нам это не нужно.
Перезванивают из ЦУКСа. Объясняют, что вертолета из МЧС не будет, советуют обратиться к «Ангелам».
Через 10-15 минут еще один звонок. Некий джентльмен из ЦУКСа позвонил сообщить, что он открыл карту и отчетливо видит в 400 метрах просеку, по которой можно подъехать и эвакуировать пострадавшего. Выслушав предложение приехать и познакомиться с лесом лично, джентльмен еще раз объяснил, что вертолета не будет и спросил, чем они еще могут помочь. Я попросил несколько десятков человек с бензопилами. Собственно на этом участие ЦУКСа в разрешении кризисной ситуации и закончилось.
Кидаю клич в твиттер, прошу покричать инфорга, Шерман зовет своих друзей-джиперов.
Тем временем, разводим костер, переносим пострадавшего поближе, укутываем и он засыпает.
Собирается около 40 человек с 15 бензопилами.
Начинают прорубать дорогу по бурелому.
Из служб на месте я видел только все те же самые ПСО-8 и РосСоюзСпас.
К 6 утра эвакуация наконец-то закончена и мы передаем пострадавшего сотрудникам скорой помощи.
И тут, как вишенка на торте, выступает еще и врач скорой, сначала брезгливо осведомившийся, не бомж ли это, а потом долго рассуждавший, что не в тайге живем и что там потеряшка вообще делал столько времени?

ПС: Сегодня получил сообщение: «Тебя это наверное не удивит. Когда родственники приехали к деду с документами в больницу, он сидел на стульчике в коридоре уже 4 часа. Сказали вот вам клещ, которого с него сняли, везите на экспертизу. Деда забирайте и к своему терапевту.»
ППС: В рассказ не влезло многое - потрясающая атмосфера в штабе, когда пришло сообщение, что нашли живого, очень непростая история про то, как два человека, Малой и Ливия, организовывали штаб и координировали направление пропила, когда десятки человек имели свое мнение про то, куда рубиться, как волонтеры ехали в ночи с пилами из Москвы, как инфорг пыталась понять, что происходит, когда у меня сел телефон...
оказать список поделившихся

Комментариев нет:

Отправить комментарий