вторник, 17 октября 2017 г.

Отчеты и замечания по поиску Ярика. Часть№2.



Автор рассказа: Гера Князев.

«Куда идти, где искать и кто главный?» Нижегородец рассказал, как искал маленького Ярослава

Четырехлетнего Ярослава Балуева искали в лесу несколько тысяч человек. Сейчас у каждого из них есть своя история. Нижегородец Гера Князев поделился впечатлениями в социальной сети: 



Огромное количество добровольцев на поисках
«Керженец мирно дремал этим дождливым, воскресным, ранним утром. Мы с Александрой Лёзиной немного покружили, чтобы найти центр посёлка, где должен был быть, по-нашему мнению, штаб или пункт встречи волонтеров для поиска потерявшегося вчера в лесу четырехлетнего Ярослава. Разные люди нам указали на разные центры, кто-то считал, что это небольшой продуктовый магазин размером с сарай, кто-то указывал на облупленный Дом культуры, но никто из местных не слышал про волонтеров и про поиски пропавшего мальчика. 

— Да тут постоянно кого-то ищут, — честно признался очередной керженец.

Сразу за центром посёлка асфальт вроде окончательно закончился, и началась волнообразная грунтовка, размытая осенней непогодой, но через несколько километров опять появился, и вместе с ним мы увидели громадную колонну припаркованных автомобилей и несколько сотен людей, хаотично снующих по проселочной дороге. Это был первый пункт регистрации. Запись велась в обычной школьной тетради самими волонтерами, по очереди, и если честно я не совсем понял, кому и зачем эти записи вообще были нужны. Но зато через сотню метров стояли машины ДПС и спрашивали, зарегистрировался ли ты. Надо было утвердительно кивнуть. 

Через два с небольшим километра был организован штаб. На самом деле штабов было четыре. Был главный штаб МЧС, где заседал и начальник районной администрации, был отдельный штаб полиции и следственного комитета, и были два штаба добровольческих поисковых отрядов: «Лиза Алерт» и «Волонтёр НН». 

К восьми утра вокруг этих штабов собралось уже больше тысячи волонтеров, множество экипажей «Лиза Алерт» из Москвы и Подмосковья, Казани и Чебоксар, а ещё доставленные автобусами бюджетники из ближайшего районного центра и сотрудники всяческих силовых ведомств. Подъехал автобус с детьми, лет пятнадцати-шестнадцати, но кто-то разумный не дал им даже выйти из автобуса и развернул их домой. 

Главные вопросы, которые задавали все друг другу: куда идти, где искать и кто главный. Но никто не знал на них ответов. 

Полиция отвечала, что у них своё начальство, и волонтерами они не распоряжаются, поисковые отряды говорили, что у них свои списки, МЧС молча заводила один за другим бензиновые генераторы и, запитав ими многочисленные кунги, пропадала в их жерлах. Народ стал роптать. 

Наконец в половине десятого, через три часа после начала утренней поисковой операции, на дороге появился «глава администрации чего-то» и объявил, что он главный. 

После короткой вступительной речи он предложил волонтерам построиться в шеренгу вдоль асфальтовой дороги с интервалом в пять метров. Шеренга растянулась метров на четыреста. Могла бы и на большее расстояние, но сотрудники силовых ведомств и привезённые бюджетники не шелохнулись, заподозрив, что они не волонтеры, и для них будет другая команда. 

После построения шеренги глава районной администрации отдал короткий приказ: «Вперёд». Сзади меня негромко, но отчетливо кто-то смачно выругался, привычным русским: «дебил бл...».

Я повернулся, чтобы посмотреть, и увидел сзади меня невысокую и коренастую женщину в оранжевой тужурке спасательного отряда «Лиза Алерт». Она курила и не собиралась двигаться вместе с шеренгой. 

— Нам не дают работать, а сейчас вообще все затопчут, — зло сказала она, перехватив мой вопросительный взгляд. 

— Посмотрим сколько вас ещё теперь потеряется в лесу, — добавила она, сплюнула и пошла прочь.

Я поторопился догонять ушедшую в лес шеренгу. 

Уже через пятнадцать минут я стал догадываться, про что говорила эта женщина-Алерт. Практически ни у кого из шедших в шеренге волонтеров не было с собой компасов, GPS-навигаторов и раций. Как итог — шеренга стала рассыпаться, и дробиться на группы и отдельных поисковиков. Выходили из леса мы все поодиночке и в течение нескольких часов. Злые, мокрые и уставшие. 

Немного погревшись и обсохнув у костра, я к своему счастью увидел своих хороших знакомых Наташ, Табакову и Евтушкову, которые каким-то чудом уже записались в одну из поисковых команд «Лизы Алерт». Еще по приезде я хотел сразу найти команду нижегородских поисковиков «Волонтер НН», где на связи была Люба Груздева, но ребята обосновались лагерем дальше в лесу и работали по квадратам поиска уже со вчерашнего вчера, оставаясь в зоне поиска всю ночь, так что их было не найти. 

В двенадцать дня, уже в составе новой поисковой бригады, под руководством опытного поисковика из Москвы под ником Ромэо, который не только имел рацию, и навигатор с компасом, но и знал точный квадрат поиска, мы собрались выдвигаться на точку высадки, как все движение транспорта в районе штаба было перекрыто. К штабу, в сопровождении ДПС, пробивались, через частокол припаркованных вдоль обочины дороги легковушек, четыре мощных военных Урала. 

Добравшись до нас, военные машины тяжело пыхнули и высадили из тентованного кузовова человек двести военнослужащих. 

Командиры недолго посовещались с главой администрации, который три часа назад расставлял волонтеров в шеренгу, и отдали команду солдатикам строится в шеренгу вдоль той же дороги, где утром стояли мы. Потом последовала команда вперёд, а я снова за спиной услышал знакомое: «дебилы бл...».

Я снова обернулся.

— В группе должно быть не больше шести-восьми человек, на квадрате в пятьсот метров на пятьсот. Идём через метр, видим друг друга и тормозим, если кто отстал, ищем любые подозрительные предметы и следы. Квадрат надо пройти так десять раз, итого пять километров, до места высадки ещё два с половиной, кто не готов, не идёт. Старший группы постоянно на связи со штабом, периодически встаём и слушаем тишину, координаты квадрата забиты в GPS-навигатор. Рядом другая группа идёт по другому квадрату. Если вы плохо проверили квадрат, а потом на этом месте найдут потеряшку — вам с этим жить всю оставшуюся жизнь, все понятно? — объяснил нам старший поискового отряда. 

На месте высадки нас ждал кордон силовиков, которые сообщил, что вперёд нельзя — идёт спецоперация, по приказу самого начальника следственного управления, с использованием секретной спецтехники. 

— Х****, через двадцать минут их дроны с тепловизорами сдохнут, зарядка закончится, и тронемся, — мудро заметил наш командир.

Так оно и вышло, только на квадрат мы вышли через час — ещё сорок минут силовикам понадобилось снять оцепление. 

Когда мы уже вставали на наш квадрат, мимо нас проехали местные борские пацаны на чёрной Suzuki Grand Vitara. В нашей команде тоже был паренёк из местных, и они перекинулись парой фраз. Те выходили на соседний квадрат без инструктора, компаса и навигатора, но хорошо знали местные болота и договорились с нами координироваться. 

А ещё через полтора часа мимо нас по лесной дороге промчалась та самая Grand Vitara, и из ее окна радостно вопили борские пацаны:

— Мы его нашли! Живого! Дуйте на базу!

Хороший был день».






Комментариев нет:

Отправить комментарий